Авторизація



Опитування

На Вашу думку чи оперативно та змістовно наповнюється на веб-сайті розділ «Новини», чи стає Вам ця інформація у нагоді?
 

Фотогалерея


Миколаївська церква  с. Лудин Володимир-Волинського району Волинської області
Пам'ятки
Миколаївська церква с. Лудин Во...

Інше





Цуканова Г. Жертва Холокоста - поэтесса из росно Зузанна Гинчанка | Друк |
Читальний зал - Літературне життя

27 января во всем мире вспоминают жертв Холокоста и отмечают Международный день жертв памяти Холокоста (утвержден Генеральной Ассамблеей ООН 1 ноября2005 г. в резолюции 60/7).

О нашей землячке – известной польской поэтессе 30-40-х годов прошлого века Зузанне Гинчанке, у нас практически ничего не знают. Из польских источников удалось узнать, что удивительно красивая молодая женщина, погибшая в 27 лет от рук гестапо, – Зузанна (Сана, Сара) Полина Гинзбург (1917-1944), свое детство и школьные годы провела в городе Ровно.

Ее отец, Шимон Гинзбург, был адвокатом, а мама, Цецилия Сандберг – домохозяйкой. После развода родители разъехались в разные города Европы. Девочку воспитывала бабушка, владевшая домом и аптекой в центре города Ровно.

Несмотря на то, что в ее буржуазной, ассимилировавшейся в царской России семье, переехавшей на Волынь из Киева, разговаривали только на русском, девочка самостоятельно изучила польский язык, успешно закончила ровенскую польскую гимназию и твердо решила: стану известной польской поэтессой.

Свое первое стихотворение Сана опубликовала в 1931 году в школьной газете в Ровно, в 1934 году завоевала 3 место на одном из литературных турниров, где ее поэтический талант заметил польский писатель Юлиан Тувим. А в 1936 году увидел первый, и, к сожалению, единственный поэтический сборник Зузанны Гинчанки.

 

Польская гимназия им. Т.Костюшко. Город Ровно, 1935.

Второй ряд, четвертая слева – Зузанна Гинчанка. Фото: Т.Каминский/AG

 

Сана Гинзбург, будущая Зузанна Гинчанка (в центре) с подружками из польской гимназии. Город Ровно, 1936 г. Слева направо: Блюмка Фрадис (расстреляна вместе с Гинчанкой в Кракове в 1944), Ляля Томилина, Люся Гельмонт. Фото из sztetl.org.pl

 

В Музее катастрофы в Израиле lubapilko удалось найти в Музее катастрофы  в Израиле и перевести на русский язык некоторые материалы о трагической судьбе и творчестве еврейской девушки, в которую были влюблены многие поэты довоенной Варшавы.

 

“Волокна юбки” , “Звезда Циона”… Девушка с нежной семитской красотой очаровывала своими выступлениями в культурном кафе-искусств в Варшаве многих молодых людей –евреев и не только. В неё были влюблены и очарованы молодые поэты такие как Лободовский, Гомбрович, Питеркевич.

 

 

С друзьями в Ровно. Август 1936 года. Фото: Музей литературы в Варшаве


Ей удалось опубликовать до войны только один сборник стихов. Но она была хорошо известна читателям сатирического журнала “Szpilki”, с которым сотрудничала.


1939 год. Будучи студенткой в Варшаве, Зузана провела свои летние каникулы в своем родном городе Ровно

 

После прихода советстких войск в Ровно 17 сентября 1939 года аптека на первом этаже бабушкиного дома на главной улице города была немедленно экспроприирована, а большая часть жилого второго этажа была передана в распоряжение советских чиновников, вынудив владельцев, включая Гинчанку, ютиться в комнате для прислуги. В период советской оккупации девушка переехала во Львов, где познакомилась и вышла замуж за старшего на 16 лет искусствоведа Михаила Вейнцигера. Муж привёл ее в литературный кружок.

 

 

Гинчанка. Фото mankurty.com

 

С приходом немцев во Львов начался последний период жизни Гинчанки. Когда ситуация в Лемберге стала невыносимой, Зузанна и её муж перебираются в Краков, где надеются найти спасение, но красивое семитское лицо молодой женщины постоянно выдает ее. Ей приходится скрываться.

 


Ее друг польский писатель Францишек Гил вспоминает о ней в те дни:

“Целый год в укрытии (она не покидала его вообще никогда) ужасно отразилось на ней.Она сильно похудела, ее лицо горело, яркие глаза, беспокойные… Часто раздражается, не заканчивает фразу до конца. Начиная говорить, прерывается в середине, “двойственность мыслей”, голод не позволяет ей думать и говорить ни о чём”.

Примерно в 1942-1943 году арестовывают её мужа вместе с его другом, у которого он жил. Их расстреливают во двооре тюрьмы При обыске гестапо обнаруживает документы, которые приводят к укрытию, где пряталась Зузанна Гинчанка… Это произошло осенью 1944-го , незадолго до освобождения Кракова. Её расстреляли…

Со времён войны сохранилось только одно стихотворение Non Omnis Moriar – “Не вся я умру”.


…Она знает, что умрёт. После неё останется её имущество… Она знает, что погибнет как жертва доноса, она даже упоминает имя доносчицы Хоминова, которая написала на нее донос во Львове. В конце иронической песни она остро описывает нападающих соседей, которые будут рыться в её вещах, пытаясь найти украшения и золото в её квартире, разрывая подушки в поисках денег… Пух разлетится и прилипнет к их окровавленными рукам, и потом они превратятся в ангелов…

 

* * *

Non omnis moriar – moje dumne włości,
Łąki moich obrusów, twierdze szaf niezłomnych,
Prześcieradła rozległe, drogocenna pościel
I suknie, jasne suknie pozostaną po mnie.

Nie zostawiłam tutaj żadnego dziedzica,
Niech więc rzeczy żydowskie twoja dłoń wyszpera
Chominowo, lwowianko, dzielna żono szpicla,

Donosicielko chyża, matko folksdojczera.
Twoje, twoim niech służą, bo po cóż by obcym.
Bliscy moi – nie lutnia to, nie puste imię.

Pamiętam o was, wyście, kiedy szli szupowcy,
Też pamiętali o mnie. Przypomnieli i mnie.
Niech przyjaciele moi siądą przy pucharze

I zapiją mój pogrzeb i własne bogactwo:
Kilimy i makaty, półmiski, lichtarze
Niech piją noc całą, a o świcie brzasku
Niech zaczną szukać cennych kamieni i złota

W kanapach, materacach, kołdrach i dywanach.
O, jak będzie się palić w ręku im robota,
Kłęby włosia końskiego i morskiego siana,

Chmury rozprutych poduszek i obłoki pierzyn
Do rąk im przylgną, w skrzydła zmienią ręce obie;
To krew moja pakuły z puchem zlepi świeżym
I uskrzydlonych nagle w aniołów przemieni.

Zuzanna Ginczanka

 

Лишь в 1994 году имя Гинчанки стало известно культурной общественности Польши. О ее жизни и творчестве вышла книга Изольды Кец «Зузанна Гинчанка: жизнь и творчество»…

 Цуканова Г. Жертва Холокоста - поэтесса из Ровно Зузанна Гинчанка